09:39 

Заметки на полях журнала отказов в госпитализации.

Сыто по уши
"Доктора нынче смотрят на лица, точней не на лица, а на кошельки!" (с) отрывок из текста песни некоего православного священника-барда, услышанной мной на Тытрубе.


Мы злимся, бурчим под нос "опять, блядь, тащат говно какое-то", когда демоны в синих куртках ведут под руки грязного, дурно пахнущего, измазанного в фекалиях и вымокшего в застарелой моче БОМЖа, которому сердобольные граждане вызвали "скорую". Вы видели настоящий, махровый педикулёз? Вшей, по-простому? Мелкие твари, размером от полутора миллиметров, шустрые и кишащие тысячами серо-желтых точек по телу бездомного. Кладки яиц вшей в складках одежды, которую для тепла БОМЖи надевают в несколько слоёв. Куртки, ветровки, футболки... Всё тяжёлое и промокшее. Незабываемое амбре.
БОМЖ Григорьев*поступал к нам в течение месяца много, много раз. Спокойный, с очень выраженной алкогольной полинейропатией** и токсической энцефалопатией*** неизвестной науке стадии. Показаний для госпитализации не было. Так что он отсыпался, еле-еле уходил в шесть часов утра, как и остальные его коллеги по цеху, но более неприятные, матерящиеся, брыкающиеся и пьяные. А потом шлёпался у ближайшего магазина и снова приезжал к нам на скорой. Рекорд - шесть раз за сутки.
Как-то раз он поступил к нам с резанной раной голени. Как мы обрадовались! Мы ведь его в отделение положим! Он не доставлял нам особых хлопот, но куча писанины в журналах отказов просто раздражала до тошноты.
Мы его купаем в ванной, обрабатываем от вшей, уже одёжу его вшивую упаковали в специальный мешок, который отправляется на дезстанцию в "прожарку". Но травматолог, что называется, упёрся рогами.
- Не возьму, пишите отказ!
- Но...
- Пишите отказ! Ну нет у него показаний! Резаная рана голени это амбулаторная травма, ну поймите!

Через несколько часов он к нам вернулся. В сопровождении послушниц нашего местного больничного храма. Всё лицемерие православия я увидел одномоментно в лице трёх женщин с некрасивыми, возмущёнными лицами.
- Почему вы его не положили? Это же человек. Ему плохо.
- У него нет показаний для госпитализации.
- Но он же может умереть прямо на улице, ему некуда идти!
Травматолог не выдержал.
- Все мы, вашу мать, смертны! Нет лекарства от смерти!
Стоят, Лица, искривлённые праведным гневом. Наконец одна заговорила.
- Мы. Готовы оплатить ему платную палату на столько сколько будет нужно. У вас же есть сервисный блок?
- Да. Есть. 3500 двухместная, 3700 одноместная палаты.
- Одноместная!
- Вы, кажется, не поняли. Это цена за сутки.
С каким удовлетворением я наблюдал за их вытягивающимися лицами, растерянным взглядом, утратившим яростный блеск, бегающими глазками.... Насупились, думают.
Не сдержался, прошёл мимо одной из них. Злой был после прошедших суток.
- Ну что, милосердненькие, добренькие вы мои, сдулись? Вы хоть раз его помыли, накормили, хотя бы пакетиком глюкозы, надрезанным?! Обогрели? Позволили бы ему у вас в храме отоспаться ночку? Притащили его в больницу чтобы ему оказали медицинскую помощь, которая ему тут была уже оказана десятки раз. Это здорово ведь, делать добро чужими руками, а?!
"Матушки" что-то фыркнули в ответ, увели Григорьева с собой. Там дали ему новые штаны, пуховик, напоили чаем и отправили восвояси.

Через несколько дней он опять попал к нам. Опять грязный, нацеплявший вшей. Но резанная рана у него нагноилась. Мы вызвали хирургов. Те покивали головами и сказали "Обрабатывайте, госпитализируем." радости нашей не было предела. Мы его отвели в ванную, искупали, в который раз обработали от вшей, побрили, одели в одноразовый хирургический костюм и отправили в отделение.

- Давай, Григорьев, твоя мечта сбылась!
Слегка помогаю ему перебраться на койку в коридоре.
- Будешь спать на чистых и сухих простынях!
- Спасибо...
- А да не пошёл бы ты, а?
Подходит санитарка.
- Чегой? Опять бомжа привезли нам?!
- Знакомьтесь, Григорьев!

Прошло несколько месяцев бешеной работы в приёмнике, Я порой спрашивал у гнойных хирургов в шутку "Ну, как там наш любимый Григорьев?"
- Да нормально.

P.S. Позавчера вдруг вспомнил о нём, спросил у сидевшего на посту гнойного хирурга "ну, как там наш Григорьев?"
- Слава, он уже месяца как полтора в интернате, С восстановленным полисом и паспортом, с четырёхразовым горячим питанием! Лучше чем вы живёт!
И засмеялся.

А говорят жестокие мы, Злые.


* Хоть это и просто бомжик, но фамилию изменил. Медицинская этика.
** нарушение функции периферической нервной системы из-за токсического действия алкоголя. Шаркающая, трясущаяся походка бомжей - это она.
*** То же но с центральной нервной системой.

URL
Комментарии
2015-04-03 в 12:11 

Екатерина Иванова
Пиздец. И, ещё кто-то что-то гонит на нашу нашу медицину.

   

Медбратишка

главная